Телефон:
Главная \ Новости \ «Создали себе финансовую ловушку»: Александр Мицуков — о коронавирусе, властях и курорте «Увильды»

«Создали себе финансовую ловушку»: Александр Мицуков — о коронавирусе, властях и курорте «Увильды»

« Назад

«Создали себе финансовую ловушку»: Александр Мицуков — о коронавирусе, властях и курорте «Увильды» 18.08.2020 10:00

Глава курорта «Увильды» Мицуков рассказал, как бизнес выжил в пандемию

92144f09f092c51a74b539e0d8413df1198ad8913_727_485_c

Пандемия коронавируса сильно ударила по санаториям и базам отдыха Южного Урала (впрочем, как и по многим другим сферам). Месяцы простоя не компенсировала даже жаркая середина лета. В интервью 74.RU президент курорта «Увильды» Александр Мицуков рассказал, что по его мнению власти сделали не так, почему санаторий не стал обсерватором для ковидных пациентов и почему он делит бизнес с супругой.

— Александр Фёдорович, вы бизнесмен и медик. Что думаете обо всей этой истории с пандемией?

— Как ни крути тут больше сработала экономика. Хотя все и говорят про медицину, про высокую смертность и всё остальное. Неправда. Абсолютная ложь. Почему никто не делал статистические выкладки и данные — сколько в среднем умирает в России от легочной патологии, от тех заболеваний, которые возникают в дыхательных органах. Никто статистику не печатал, это раз. Второе — если мы все кинулись на пандемию, все стационары забыли свою работу, которую проводили — насколько выросла смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, насколько выросла смертность в этот период от онкологических заболеваний? Людей с этими патологиями взяли и закрыли. Вот изоляция — это как раз был минус при пандемии. Потому что мы изолировали тех больных, которые нуждались в реабилитации, во внимании. Нужно было определить медицинские центры, кто, чем занимается — котлеты в одну сторону, мух — в другую. Не на изоляцию нужно было, а на реабилитацию отправлять. И спокойно бы работали, и не было бы такой смертности по этим заболеваниям. А то мы боролись со смертностью от коронавируса, а всё остальное отпустили.

— Вы говорите отправлять на реабилитацию — на чьи деньги?

— Для этого должны были быть федеральные программы, в том числе на реабилитацию после ковида. Ведь дальнейшее ведение пациента после коронавируса — тоже неправильное. После такой тяжелой болезни у человека снижается жизненный тонус, иммунитет — пострадала легочная ткань, и нужно восстановительное лечение. Почему сегодня не принято решение правительства о реабилитации подобных пациентов? Почему есть программы [реабилитации] после инсульта, инфаркта. А после такой тяжелой болезни нет? Это ещё одна ошибка.

— Открыли же районные базы по долечиванию.

— Для долечивания ничего там нет, даже опыта работы. Это опять пустая трата денег. Могли бы сегодня загрузить на реабилитацию все наши санатории, профилактории, которые имеют опыт и оборудование. Мы должны были быть сегодня загружены по целевым программам на 30–35 процентов. Со стороны правительства это было бы правильное расходование финансов. А сегодня влупили всё в эти госпитали, которые не приняли ни одного пациента. Теперь вопрос — а куда это всё девать? Консервировать? Но на содержание всё равно нужны деньги. Таким образом, создали себе ещё одну финансовую ловушку.

8fc34d45e83f2d77d3d182f057c05c2c191734e3e_727

— Почему из «Увильдов» не сделали обсерватор? Во время простоя многие поддались этому «искушению» — и «Карагайский бор», и «Изумруд».

— Мы были против. Предложения были, но не нужно делать из таких учреждений обсерватор. Мы бы не поднялись после этого, принесли бы себе экономический урон. А вот заниматься реабилитацией сердечно-сосудистых пациентов мы бы могли спокойно.

— О каком уроне вы говорите?

— После коронавируса нужно всё ковровое снимать, обои все менять, всё, что мягкое, на замену, на обработку. А после обработки вы видели эти жёлтые матрасы, одеяла. Ну это неприемлемо. Мы же всё-таки курорт с мировым именем, принимаем иностранцев, принимаем ту категорию пациентов, которые требуют уровень сервиса. А после этого у нас бы этот уровень резко упал.

— Ну, а какую-то помощь вы получили от властей?

— Мизерную. Получили дотации копеечные — три миллиона на зарплаты сотрудникам, но на нас повесили всю коммуналку посёлка. У нас котельная и очистные наши — мы воду подаём, а людям [власти] разрешили не платить коммуналку, вот они и не платили. И сейчас не могут заплатить за четыре месяца сразу. Я и не требую сегодня с них денег. Я же понимаю, что если начну требовать, отключать, отрезать — это что будет?

— Июльская жара компенсировала месяцы простоя?

— Никак не компенсировала. Мы живём в одних экономических условиях, если вам три месяца не платили зарплату, куда вы её потом потратите? Да за долги. И ни в коем случае не будет мыслей об отдыхе. Поэтому нет сегодня наплыва и не будет.

— Сталкивались ли вы с подобным кризисом за те 28 лет, что руководите бизнесом?

— Что касается трехмесячного простоя — это нонсенс. Не было такого никогда. Нельзя давать производствам останавливаться. Нужно делать определенный санэпидрежим, но предприятия должны работать.

— В начале лета у вас в коллективе произошла трагедия — покончила с собой сотрудница отдела продаж. Уже тогда вы комментировали, что это может быть связано с массовым закрытием учреждений и трудностями с выплатой зарплат. Что сейчас с коллективом? Удалось его сохранить?

— На честном слове. Я человек, который любит по жизни рисковать — коллектив и все соучредители такие же. Всё это время мы работали, не нарушая санэпидрежим, делали текущие капитальные ремонты своими руками. На протяжении всех трёх месяцев помогали тем, кто больше нуждался, у кого кредиты. Мы, руководство курорта, знаем состояние бюджета каждого работника. Сегодня долги потихоньку тают.

А вообще знаете, мы никогда не жили спокойно. У нас то революция, то мы коммунизм строим, то социализм, то перестройка, то застойка, то дефолт. Поэтому когда у нас в стране что-то происходит — я смеюсь.

970419443b0949c2f349c20c6b5107371942b6d35_727

— Смеётесь?

— Конечно. В своё время, когда не было той денежной массы, которой можно было покрыть любую покупку, мы придумали — бартер. На этом мы выжили тогда. Мы на протяжении пяти лет занимались бартером. Я возил в совхозы путёвки, брал крупу, муку, мясо и раздавал сотрудникам в виде зарплаты. У машины, тогда у меня был пикап «Волга 24», сиденья были сняты, я постоянно с каждой поездки привозил что-то покушать, и всё это раздавалось работникам. Так и жили.

— Сейчас до бартера не дошло?

— Дойдет. Если и дальше нам не будут оказывать внимания, если те, кто делит финансы, не будут понимать экономическую составляющую, а будут гнать опять туда, куда не нужно.

— Что вы имеете в виду?

— Я думаю, не нужно было в апреле дороги асфальтом делать. Армянтрест работал, а где дороги? Я всегда смеюсь, когда бордюры меняют — зачем их ставить, если они разваливаются, пора придумать гранитные бордюры — раз и навсегда потратиться.

Нужно было тратить деньги в другом ракурсе — сделать беспроцентный кредит для малого и среднего бизнеса. А сегодня у нас другая эпидемия — засуха. И что будет? Цены на продукты сейчас рывком уйдут вверх, все сельхозники останутся без денег, на что они будут сеять на следующий год — непонятно. Вот какие программы должно решать правительство сегодня.

— Какие были планы по развитию санатория этим летом, не случись пандемия?

— Будущее мы видели и видим сейчас — это создание уникального центра реабилитации с абсолютно новыми программами в плане восстановительного лечения, увеличения продолжительности жизни человека. У нас для этого всё есть, мы уникальны по своим природным лечебным факторам. У нас есть и сапропелевые органические грязи, и высокоактивные радоновые воды.

Мы полностью отвечаем всем санитарно-эпидемическим требованиям. Почему Россия не упала, как Америка, в яму именно по заболеваемости? Потому что у нас сохранились ещё от советского периода те нормативы санэпидрежима. И большую роль, кстати, сыграли прививки. Поэтому у многих болезнь протекает бессимптомно. В тяжёлой форме, если честно говорить, не так уж и много для статистики такого заболевания. Когда идут гриппозные заболевания, никто же нам цифры не давал. Я как доктор говорю — статистика тоже была печальная.

— Продолжая тему того, что ждёт курорт в будущем. Ходят слухи, что у вас разлад в семье. Может ли это навредить вашему сугубо семейному бизнесу? Есть ли угроза знаменитому санаторию «Увильды»?

— Сейчас с супругой делаем деление 50 на 50. Это происходит потому, что моя мечта сбылась — дети, которых я учил бизнесу в Англии, все вернулись. Моя мечта была — передать бизнес в руки более образованным. Я не образованный человек — я крестьянин, я сын шофёра и доярки. Образование получил медицинское, но другого, как у них, у меня нет. Вот пускай выводят курорт на мировой уровень.

Сегодня в санатории работает дочь, два сына, плюс крестник. Сегодня формируется новая команда. Инга Александровна (экс-супруга. — Прим. ред.) передаёт свой раздел опыта, я свой. Тандем, думаю, получится хороший — никто такую команду, которую мы создадим через год, не создаст.

Источник: https://74.ru/text/business/69421807/

Поделиться в социальных сетях и мессенджерах:

 

17-19 ноября XX юбилейный Всероссийский форум «Здравница-2020»
17-19 ноября XX юбилейный Всероссийский форум «Здравница-2020»
Магнитотерапия из Италии
Магнитотерапия из Италии
Новинка! Аэрозольный генератор ATOMER
Новинка! Аэрозольный генератор ATOMER
Портативные физиотерапевтические системы INTELECT
Портативные физиотерапевтические системы INTELECT
«Гиалгель»  Современный эффективный препарат для лечения заболеваний суставов.
«Гиалгель» Современный эффективный препарат для лечения заболеваний суставов.
Системы поддержания стерильности от СПДС
Системы поддержания стерильности от СПДС
Оснащаем отделения нейрореабилитации!  Аппараты роботизированной механотерапии «Орторент»
Оснащаем отделения нейрореабилитации! Аппараты роботизированной механотерапии «Орторент»
Барокамера нового поколения О2 Capsule
Барокамера нового поколения О2 Capsule
Профессиональные услуги в сфере пищевой безопасности
Профессиональные услуги в сфере пищевой безопасности
Телефон:
Адрес:
624250, Свердловская область, г. Заречный, ул. Мира 35